Маленький принц



                                                                                АНТУАН ДЕ СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ





Сказка в 2-х действиях, сочиненная летчиком и поэтом в годы Второй Мировой войны и дополненная авторами пьесы несколькими эпизодами из его собственной судьбы.
  
Пьеса А. Кванта и В. Шульжика
  
1989 год

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


Маленький Принц
Пилот
1-й
2-й
3-й                              - летчики эскадрильи 2/33
4-й
5-й


         Они же


Король
Честолюбец
Пьяница
Деловой человек
Фонарщик
Географ

1-й
                                   - офицеры Люфтваффе, они же чиновники на приеме
2-й


Мисс
Роза
Косуэла



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



В центре сцены самолет с парусиновыми крыльями, старенькая «этажерка» времен войны.
До времени он скрыт от глаз зрителя маскировочным аэродромным ковром.
На втором плане радугообразный помост – сказочный мир Маленького Принца.
Слева и справа у порталов, на высоте человеческого роста, качели-тренажеры. По ходу действия им суждено стать самолетами поиска, качелями в старом парке или истребителями врага. Справа, на авансцене, уголок комнаты личного состава эскадрильи 2/33, слева – командный пункт немецкого аэродрома, столик берлинского кафе и другие места действия из Сент-Экса.
Звуки аккордеона. На сцене пятерка летчиков эскадрильи 2/33, готовясь к вылету, они сверяют курс по планшеткам, укладывают парашюты, негромко поют.

Чем дальше от той тишины, тем громче
Разрывы слышны.
Напрасно мы тщимся запомнить стремимся
Все то, о чем знать не должны.
Война не щадит никого, она не отдаст своего,
Под пулями рыщет, все ищет да ищет
Того кто нужнее всего.

Из количества взлетов вычти посадки
Что там нынче в остатке?
Ерунда, единица одна…
Все, ребята, в порядке, бонжур, все в порядке,
Ведь дороги не гладки,
Война, брат, на то и война!
Эй, кто там с подбитым крылом? Куда он летит
Напролом?!
Забудь про усталость, осталась лишь малость
И мы им хребет перебьем.

Напрасно ты мечешься, фриц, по небу в огне колесниц,
Сто в сердце отметин, но все же бессмертен,
Бессмертен наш маленький принц!

Из количества взлетов вычти посадки
Что там нынче в остатке?
Ерунда, единица одна…
Все, ребята, в порядке, бонжур, все в порядке,
Ведь дороги не гладки,
Война, брат, на то и война!


ГОЛОС ДИНАМИКА. Экипажам майора Гавуаля и капитана Лелё приготовиться к взлету! Курс: Аннеси-Гренобль. Режим полета – бреющий без прикрытия. Цель – поиски самолета, не вернувшегося на аэродром.
Звуки сирены, экипажи спешат к машинам, самолеты-качели вонзаются в небо при свете прожекторов.
2-й. Фамилия – майор Сент-Экзюпери.
3-й. Дата – 31 июля 1944 года.
4-й. Время – 08.35.
5-й. Задание – аэрофотосъемка и доставка почты.
2-й. Снимков нет
3-й. Пилот не вернулся.
4-й. Отправляясь на поиски товарища, потерпевшего вынужденную посадку в мирное время, ищешь глазами костер пилота…
5-й. В военное время – костер самолета…
2-й. Количество взлетов и посадок может не сойтись на одну единицу, но количество взлетов и падений, к сожаленью, равно всегда!
1-й. Тайна, доверенная радио, перестает быть таковой в считанные часы. В утренних выпусках лондонское «Санди-Таймс» сообщило: автор книг «Южный почтовый», «Ночной полет» и «Планета людей» французский летчик Антуан де Сент-Экзюпери пропал без вести в небе южнее Гренобля.
2-й. Эту весть как эхо подхватили другие газеты…
3-й. Мир скорбел…
4-й. Шла большая война, небо над Средиземным морем кишело от «мессершмитов» и «фоккевульфов», и потому все, знавшие Сент-Экса или читавшие его книги, с грустью вычеркнули его из списка живых.
5-й. И лишь летчики эскадрильи 2/33 еще семьдесят два часа бороздили небо, пытаясь его найти.
1-й. Курс?
2-й. 176!
1-й. Режим полета?
3-й. Бреющий, без прикрытия.
1-й. Цель?
4-й. Поиски самолета, не вернувшегося домой.

Ребенок, покинувший дом, забредший в лесной
Бурелом.
Подай только голос и даже на полюс
К тебе мы придем и спасем.

На десять встревоженных стран
Несется в эфир:
Антуан!!!
 Но горы безмолвны, пустыни и волны
И тайну хранит океан.
Из количества взлетов вычти посадки
Что там нынче в остатке?
Ерунда, единица одна…
Все, ребята, в порядке, бонжур, все в порядке,
Ведь дороги не гладки,
Война, брат, на то и война!

Затемнение. Музыка. Звездопад.

Уголок пустыни, барханы, кактусы, безнадежно увязший в песке самолет. Пробоина в крыле и вещи, разбросанные поодаль, доказывают, что приземлился он здесь не по своей воле и не в лучший для себя час.
Мужчина в летной форме американских ВВС сидит, облокотившись на шасси, он в полузабытьи.
На крыле самолета. Невесомый, как облачко, с золотыми, источающими свет волосами и маленькой короной на голове, в голубом плаще, мальчик лет десяти. Это – Маленький Принц. Поначалу он с любопытством наблюдает за сном Пилота, но потом, соскучившись, заправляет в трубочку, будто горошины, драгоценные камни и начинает обстрел.
«Плюх»… А потом еще раз «плюх»!
Пилот открывает глаза и, не без труда дотянувшись до фляги, делает несколько глотков.
ПРИНЦ. Пожалуйста… Нарисуй мне барашка!
ПИЛОТ. А?! Но… Кто ты? Что ты здесь делаешь?!
ПРИНЦ. Нарисуй мне барашка!

Легко, едва прогнув парусину, прошел Маленький Принц по крылу и, спрыгнув, а вернее, спорхнув, остановился у ног Пилота.

ПИЛОТ. Да, да, конечно… Самое время… (пригоршня влаги освежила лицо, но видение не исчезло). Видишь ли, друг мой, какая штука… Не умею я рисовать.
ПРИНЦ. Все равно. Нарисуй барашка.
ПИЛОТ. Ну, ну, не капризничай! Положим, ты заходишь в кафе и просишь баранью отбивную. А хозяин: отбивные кончились, остался омлет. Я нарисую тебе то, что могу. (Куском известняка рисует на черном боку канистры что-то похожее на слегка примятую шляпу). Вот, каково, а?
ПРИНЦ. Нет, нет! Мне не надо слона в удаве! Удав слишком опасный, а слон слишком большой. На моей планете все очень маленькое. Мне нужен барашек. Рисуй барашка!
ПИЛОТ. Значит, ты понял, что это не шляпа, а слон в удаве?! Но, когда я в детстве я придумал этот рисунок и показывал его взрослым, все твердили: какой удав?! Какой слон?! Шляпа и все!
ПРИНЦ. Да, взрослым в бестолковости не откажешь… Иной раз объясняешь, а они: «А каким образом? А почему?»
ПИЛОТ. Ладно, на, получай своего барашка! (Миг – и один рисунок превратился в другой).
ПРИНЦ (Возвращая канистру, строго). Хилый! Рисуй другого!
ПИЛОТ (Подправив рисунок). А этот?
ПРИНЦ. Великоват!
ПИЛОТ (Всему есть предел). Ну знаешь ли?! (и тут на глаза ему попался посылочный ящик с дырочками по углам). Вот тебе, малыш, ящик. В нем сидит как раз такой барашек, о котором ты говоришь.

ПРИНЦ (Заглянув в дырочку, восхищенно). Здорово! Как ты думаешь, много ему нужно еды?
ПИЛОТ (Обходя самолет). А что?
ПРИНЦ. На моей планете всего очень мало,  даже травы.
ПИЛОТ. Этому хватит… Особый вид. Очень экономичный. У меня у самого был такой… И знаешь, где я его держал? В верхнем кармашке моего пиджака!
ПРИНЦ (Приложив палец к губам). Тсс! Он , кажется, спит.

Маленький Принц аккуратно опустил ящик на песок, покачал его, как колыбельку, а потом, достав из складок плаща крошечную свирельку, приблизил ее к губам.
Волшебная музыка серебряной пудрой легла на кактусы и бархан.
ПИЛОТ (Тихо). Что это?
ПРИНЦ. Колыбельная для барашка. Я придумал ее там, на своей планете. Колыбельная была, а барашка не было, а здесь был барашек, но не было колыбельной… И вот теперь оба они нашлись.
Продолжая наигрывать, Маленький Принц медленно обошел самолет.
Скажи, что это за штука?
ПИЛОТ (Не без гордости). Это не штука… Это мой самолет. Признаюсь тебе без ложной скромности: я умею летать!
ПРИНЦ. Как? Значит, ты тоже с неба?!
ПИЛОТ. Да.
ПРИНЦ. А с какой планеты?
ПИЛОТ. С планеты «Земля»!
ПРИНЦ. Конечно, как я сразу не догадался?! На этом ты вряд ли смог бы добраться издалека!
ПИЛОТ (уязвленно). Ну почему же?! Был бы бензин, да не палили б из пушек, не сразу, конечно, с передышками, но я смог бы облететь всю планету!
ПРИНЦ. Облететь? Да я свою обойти могу в полчаса!
ПИЛОТ. Откуда ты родом, малыш? Где твой дом? Куда ты хочешь увезти моего барашка?!
ПРИНЦ. Я – Маленький Принц! А у моей планеты имени нету, и я зову ее просто «Моя».
ПИЛОТ. Значит, она совсем крошечная. Когда астроном открывает такую планету, он дает ей не имя, а номер. Например, Астероид 3251.
ПРИНЦ. Это грустно…
ПИЛОТ. Но справедливо. Большие корабли имеют имя, «Глория» или «Король Георг». А маленькие, как мой самолет, имеют лишь номера.
ПРИНЦ. Ты рассуждаешь, как взрослый, а это скучно! Стрекоза не больше твоего самолета? Но ведь ты не зовешь ее по номеру, «двадцать вторая» там или «тридцать четвертая», а говоришь «стрекоза»!
ПИЛОТ. Клянусь небом, малыш, в твоих рассуждениях что-то есть!
ПРИНЦ (просунув кулак в дырку крыла). Что это?
ПИЛОТ. Дырка, прореха. Для того, чтоб продолжить полет, нужно ее залатать. Понятно?
ПРИНЦ. Из прорехи нужно сделать зареху, чего ж тут не понять!
ПИЛОТ. Мазилы! Они хотели меня сбить, но не попали!
ПРИНЦ. Я понял: ты одинок и у тебя есть враги.
ПИЛОТ. Есть, но друзей больше! И они настоящие. Именно поэтому я во что бы то ни стало должен взлететь.

Эскадрилья 2/33

2-й (сняв наушники). Американский контрольный пост интересующими на сведениями не располагает.
1-й. Попробуй засечь немецкие станции.
2-й. Есть, командир!
3-й. Мы не имели права им рисковать. Старая травма плеча превратила парашют за его спиной в мешок для балласта! Генерал Икерс разрешил ему пять полетов и Сент-Экс давно их все совершил!
1-й. Я разговаривал с майором перед самым вылетом, но не сумел его убедить.
1-й и Сент-Экс сходятся вместе, как бы повторяя недавно состоявшийся диалог.
-               Пора остановиться, майор! За три месяца вы сделали боевых вылетов больше, чем иные за год. Война вот-вот кончится… Завтрашней Франции мыслители будут нужнее пилотов.
-               - Выйти из боя без веских на то причин?! Это было бы неучтиво по отношению к моим друзьям!
1-й (вернувшись в комнату эскадрильи). Тогда я пошел на хитрость: решил сообщить день и час высадки наших войск во Франции. Приказ генерального штаба в этом случае непреклонен: каждый офицер, знающий эту дату, уже не имеет права собой рисковать. И знаете, что он на это ответил?!
ПИЛОТ (поднимаясь в кабину своего самолета). Нет, нет, командир! Не обременяйте мою память тайнами, которые мне не нужны. Ни часом раньше, только вместе со всеми. В этой последней драке Франция вряд ли захочет без меня обойтись!

Прожектор, гул моторов.

1-й. Курс?
3-й. 176.
1-й. Видимость?
4-й. Ноль.
1-й. После дозаправки продолжить поиск на заданной выосте!

Гул самолетов. Летчики эскадрильи 2/33 продолжают поиски товарища, не вернувшегося на аэродром.
Командный пункт немецкого аэродрома. Офицеры «люфтваффе». Один склонился над картой, другой, вращая тумблер настройки, прослушивает эфир.

2-й. У «лягушатничков» какая-то суета: 2/33 на бреющем, без прикрытия шарит в районе Гренобля уже десять часов.
1-й. Кого-то ищут. Уж не тот ли «дайтинг», которого отутюжил лейтенант Роберт Хайхеле?!
2-й. Хайхеле указал в рапорте, что лично видел «француза», воткнувшегося в песок.
1-й. Если бы все доклады наших пилотов были верны, у англо-американцев к этому дню не осталось бы ни одного пригодного к полетам борта! Усильте наблюдение за эфиром. Держите на готовности сменные  экипажи. Возможно, «дайтинг», зарытый в песок нашим доблестным лейтенантом, предпримет попытку взлететь.
2-й. Слушаюсь, экселенц!

У самолета. Поздний вечер. Пилот занят мотором, Маленький Принц, обняв колени, сидит у красного костра.

ПРИНЦ. На моей планете два действующих вулкана и один потухший, я прочищаю их по утрам. Есть такое твердое правило – встал поутру, умылся, привел себя в порядок, и сразу же приведи в порядок свою планету!
ПИЛОТ. Весьма разумное правило, мой юный друг! Подай ключ на шестнадцать. Вон тот, похожий на кобру с открытым ртом! Ремонт мотора – тоже путешествие, только с помощью рук. Пока его совершишь, сойдет сто потов!
ПРИНЦ (поднеся флягу). Пей!
ПИЛОТ. Нет, воды на донышке, лишь детям и старикам!
ПРИНЦ. Стариков здесь нет. Нечестно!
ПИЛОТ. Еще как честно! Представь, что мы засидимся здесь на долгие годы… Я стану стариком, а ты вырастешь, вот и будет вода во фляге принадлежать мне одному.
ПРИНЦ. Хорошо, под будущую старость и даю тебе в долг два глотка!
ПИЛОТ. Один. (Пьет).
ПРИНЦ (после паузы). Скажи, ведь правда, барашки едят кусты.
ПИЛОТ. Да, это правда.
ПРИНЦ. Вот хорошо! Значит, они и баобабы едят?
ПИЛОТ. Баобабы – не кусты, а огромные деревья, вышиной с колокольню. И если даже ты пригласишь на обед стадо слонов, им не съесть и одного баобаба!
ПРИНЦ. Слонов?! На моей планете их пришлось бы поставить друг на друга в три этажа! Но в этом нет надобности. Баобабы пока не вырастут бывают маленькие, и мой барашек вполне справится с этой работой.
ПИЛОТ. Но зачем твоему барашку есть маленькие баобабы?
ПРИНЦ. Чтобы не стали большими. Если баобабы вовремя не уничтожить, они разорвут мою планету на маленькие куски. Их семена повсюду… Только гляди и гляди! Приходится трудиться с утра до ночи. Но оно и верно: кто еще за планетой присмотрит, я ведь на ней один?! (Подбросив в костер охапку сухой травы). Скажи, а чем на Земле занимаешься ты?
ПИЛОТ. Тем же. Работаю, сочиняю книги, вот уже пятый год мотаюсь по небу, выпалываю зловредные семена!

Пилот и Маленький Принц, готовясь к ночлегу, укладываются у едва тлеющего костра.

ПРИНЦ. Однажды на моей планете я видел заход солнца сорок три раза подряд. Знаешь, когда грустно, хорошо поглядеть, как заходит солнце…
ПИЛОТ. Ты грустишь?
ПРИНЦ. Нет, я сплю.

Звездопад. Музыка, гул самолетов. Летчики эскадрильи 2/33, ведя ночной поиск, негромко поют.

До Парижа осталось каких-нибудь два перелета
Для победного марша готова
Военная медь,
Но до этого для еще кровью напьется пехота
Будут в небе не раз
Погребальные свечи гореть.
Темнота, будто сеть, опустилась на черные
Крыши,
Лишь пробоины звезд да мотор дребезжит
Как струна…
В этом небе ночном только мы да летучие
Мыши,
Мы, конечно, устали, но очень победа нужна…
Что мы ищем в ночи ,темноту под собой
Беспокоя,
И какому маневру зенитки спешат помешать?
Всех погибших, увы, не поднять
Для последнего
Боя,
Но живых не хотелось бы этой награды лишать.
В черном небе волна оплывает
Серебряной глыбой
А под нами волна глубока и жестка
Как стена…
В этом небе ночном только мы да летучие
Рыбы
Мы, конечно, устали, но очень победа нужна…



твердит одно: «Я человек серьезный! Я человек серьезный!» И прямо раздувается от гордости. А на самом деле он не человек.
ПИЛОТ. А кто же он?
ПРИНЦ. Гриб.
ПИЛОТ. Гриб?!
ПРИНЦ. Да. Со шляпкой, но без головы… Миллионы лет барашки все-таки едят цветы. Так неужели же это не серьезное дело – понять, почему они изо всех сил стараются отрастить шипы, если от шипов нет никакого толку? Неужели это неважно, что барашки и цветы воюют друг с другом? Да разве это не серьезнее и не важнее, чем арифметика толстого господина с багровым лицом? Если любишь цветок, единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, этого довольно: смотришь на небо и чувствуешь себя счастливым. И говоришь себе: «Где-то там живет мой цветок…» Но, если барашек съест его, это все равно, как если бы все звезды разом погасли. И это, по-твоему, неважно?! Ты хороший человек, но ты взрослый… Все вокруг ты видишь только глазами… Научись видеть сердцем! (И, упрятав лицо в колени, Маленький Принц зарыдал).
ПИЛОТ. Не плачь, Принц… Прошу тебя, не плачь. На этой планете моря стали солеными от детских слез.
Цветку, который ты любишь, ничего не грозит… Я нарисую твоему барашку ошейник и поводок. У тебя есть грустная тайна, тогда освободи сердце, - поделись ею, так же, как делимся мы водой.
ПРИНЦ (Протерев кулаком глаза). Ну вот… Однажды на моей планете из семечка, занесенного ветром, взошел новый росток…

Гул самолетов. Затемнение. Свет. По празднику красок и трем вулканам, два из которых дымятся, а третий нет, мы узнаем планету Маленького Принца. На качелях, которые Принц покачивает на манер колыбельки, девочка в зеленом плаще. Поначалу она похожа на зелены бутон, но с каждым взлетом, как бы распрямляется, растет и в конце концов превращается в цветок невиданной красоты.

ПРИНЦ (с восторгом). Кто ты?!
РОЗА. Я роза! Разве ты не чувствуешь мой аромат?!
ПРИНЦ (теряя от любви голову). Роза… Роза… Как ты прекрасна!!!
РОЗА. Еще бы… Ведь я родилась вместе с солнцем!
ПРИНЦ. Ты – роза, а я - Маленький Принц! (Пытается дотронуться до чуда рукой). Ой, что это?!
РОЗА. Это – шипы. Пусть приходят тигры, не боюсь я их когтей!
ПРИНЦ. На моей планете тигры не водятся… И потом, они не едят траву.
РОЗА (обиженно). Я не трава, я – роза!
ПРИНЦ. Прости. Конечно, конечно… Ты – роза, лучшая из всех, которых я когда-либо встречал!

Розовый, хохочущий от радости шар, взлетает все выше и выше. Игра? – быть может… А может, и объяснение в любви.

РОЗА. Кхм… Кхм… Ну, вот, ты простудил меня! Разве ты не знаешь, что я боюсь сквозняков?! У тебя есть ширма? Вечером дашь мне чаю с медом и укроешь пледом или плащом. Где плащ? Почему ты стоишь?!
ПРИНЦ. Сейчас… Сейчас… Я не мог уйти, не дослушав!
РОЗА (вновь кашлянув). Ах, как ты передо мной виноват! Да и я хороша… Раскрылась первому встречному… Планета неуютная, холодно, да и компания не из лучших…
ПРИНЦ. Ну и ладно, и пусть…
РОЗА. Пусть, пусть… Знал бы ты, как ты виноват!

Маленький Принц переходит на другие качели, всем видом давая понять, что с розой ему не по пути.

ПРИНЦ (Пилоту). Так мы с тобой поссорились… А наутро я решил улететь.

Новое утро. Маленький Принц в трудах. Он твердо решил улететь с перелетными птицами, но перед этим, следуя своему правилу, приводит в порядок планету.

ПРИНЦ. Так, баобабы я выполол, теперь – вулканы. Когда их чистишь, они горят ровно, без извержений. Извержение вулкана – это как пожар в печной трубе, когда загорается сажа. Что еще? Ах да, вот тебе плащ… Он убережет тебя от сквозняков. Прощай.
РОЗА. Прощай… Прости меня. И постарайся быть счастливым. Я люблю тебя… Моя вина, что ты этого не знал. Да это и не важно. Но ты был такой же глупый, как и я. Возьми плащ, он мне больше не нужен.
ПРИНЦ. Но ветер…
РОЗА. Нет, нет, ночная свежесть пойдет мне только на пользу. Ведь я – цветок.
ПРИНЦ. Но звери, насекомые…
РОЗА. Должна же я стерпеть двух-трех гусениц, если хочу познакомиться с бабочками. Они, должно быть, прелестны. (Со вздохом). А то кто же станет меня навещать? Ты ведь будешь далеко. А больших зверей я не боюсь. У меня тоже есть когти. Ты… Уходишь?
ПРИНЦ. Нет, улетаю. Перелетные птицы давно звали меня с собой. Посмотрю другие планеты, найду себе занятие, научусь какому-нибудь ремеслу, ведь я расту…
РОЗА. Уходи, не тяни, это невыносимо! Раз решился – так уходи!

Звучит музыка.
В этот миг вокализ сказочной красоты.

У самолета.

ПРИНЦ. Птицы выполнили свои обещания и на рассвете мое путешествие началось. Поначалу я решил посетить соседние астероиды. Ну, ты их знаешь, 325-й, 326-й, 327-й, 328-й, 329 и 330-й. На первом из них жил король.

Музыка. Планета короля. Пурпур, мания, все, как обычно, лишь трон напоминает чуть-чуть авиакресло, да вместо королевского штандарта болтается на шесте аэродромный определитель направления ветра, полосатый мешок без дна.
На пороге королевского дворца Маленький Принц вытер ноги, привел в порядок складки своего плаща и лишь потом дернул хвостик звонка.

КОРОЛЬ. А, вот и подданный! Рад, несказанно рад!
ПРИНЦ. Вы меня узнали, ваше величество, Но каким образом, ведь я у вас в гостях первый раз?!
КОРОЛЬ. Простым. На этой планете все люди, кроме меня, - подданные. Слышу – звонок, вижу – входишь ты, а не я… Значит, подданный. Ну, подойти, подойди, шалун, дай мне тебя как следует рассмотреть. Одет прилично, на щеках румянец, значит, сыт. В глазах любовь к своему обожаемому монарху… А вот зевать не надо, это лишнее. Этикет не разрешает зевать в присутствии короля!
ПРИНЦ. Нечаянно. Я долго был в пути и совсем не спал.
КОРОЛЬ. Ну, тогда я повелеваю тебе: зевай! Многие годы я не видел, чтоб кто-нибудь в моем присутствии зевал. Это даже любопытно. Итак, зевай! Таков мой приказ!
ПРИНЦ. Ваше величество, простите меня, но я не могу… Зевать по заказу.
КОРОЛЬ. Срочно повелеваю тебе: не зевай! Я ведь монарх абсолютный, без парламента и прочей там ерунды, слово мое – закон! Закон – это тот же приказ, а приказы должны быть разумны. Я бы, например, мог сказать своему генералу: порхай бабочкой! Но не скажу. Вспорхнет он? Нет, не вспорхнет! В нем весу сто пятьдесят килограмм. Единственное место, куда он может спорхнуть, это плаха, а казни я не люблю.
ПРИНЦ. Ваше величество, позвольте мне сесть.
КОРОЛЬ. Немедленно, без проволочек, невзирая на робость и уважение к королю!
ПРИНЦ. Ваше величество, могу ли я вас кое о чем расспросить?
КОРОЛЬ. Спрашивай - таков мой приказ!
ПРИНЦ. Ваше величество, чем вы повелеваете?
КОРОЛЬ. Всем без пределов и ограничений. (И вдруг король собственным башмаком запустил в угол планеты…) Крыса грызет мантию…Чуть зазеваешься – она тут как тут. Так, на чем мы остановились? Ах да… Монарх я абсолютный, правлю без пределов и ограничений…
ПРИНЦ. И звезды вам повинуются?
КОРОЛЬ. Разумеется, я ведь, мой дорогой подданный, непослушания не потерплю!
ПРИНЦ. Пожалуйста, сделайте милость, прикажите солнышку закатиться…
КОРОЛЬ. Солнце, повелеваю тебе закатиться сегодня ровно… (Листая календарь). Так, где тут у нас долгота дня? Ага, вот: ровно в двадцать часов, тридцать одну минуту!
ПРИНЦ. А раньше?
КОРОЛЬ. Увы…
ПРИНЦ. Ах, жаль, что я спешу и не увижу, как ровно в двадцать часов тридцать одну минуту солнышко беспрекословно выполнит ваш приказ.
КОРОЛЬ. Останься! Хочешь я назначу тебя министром?
ПРИНЦ. Министром чего?
КОРОЛЬ. Правосудия.
ПРИНЦ. Но ведь здесь некого судить…
КОРОЛЬ. Как знать… Я правлю этой планетой всего пятьдесят лет, еще как следует не осмотрелся… Кареты у меня нет, а ходить пешком я не люблю.
ПРИНЦ. А я осмотрелся: никого нет и там, и там…
КОРОЛЬ. В таком случае, ты как министр правосудия, будешь судить себя сам. Себя судить труднее, чем других. Тот, кто умеет судить себя правильно, воистину мудр.
ПРИНЦ. Сам себя судить я могу где угодно. Для этого мне незачем оставаться у вас.
КОРОЛЬ. А крыса?! Грызет, понимаешь, мантию… Нанесение материального ущерба в особо крупных размерах. Будем приговаривать ее к смертной казни, а потом миловать. Особо-то топором не помашешь: крыса одна!
ПРИНЦ. Не люблю я выносить смертные приговоры. Мне пора…
КОРОЛЬ. Нет, и не думай даже, никуда я тебя из королевства не отпущу!
ПРИНЦ. Ваше величество, хотите, чтоб я выполнил ваше приказание беспрекословно?
КОРОЛЬ. Разумеется…
ПРИНЦ. В таком случае прикажите мне, не мешкая ни минуты: отправиться в путь!
КОРОЛЬ. Повелеваю. Назначаю тебя послом в другие державы. Держитесь с достоинством, мальчик, но при этом помни своего старого короля… Эй, крыса, иди сюда, хватит шуршать по углам. Хочешь я сделаю тебя министром подземных работ?!

Музыка, затемнение: свет? Планета: на которой живет Честолюбец. Стол, модель самолета, три телефона. За столом Честолюбец, а над ним собственный портрет.

ЧЕСТОЛЮБЕЦ (любуясь собой в зеркалах). Орлиный взор, грудь колесом, косая сажень в плечах… Монеты с таким профилем люди будут просто рвать друг у друга из рук. (как бы отвечая). Рост? – 190. Нет, нет, никаких ухищрений, я кудряв от природы. Мадам, заботы о государстве лишают меня возможности ответить вам да.
ПРИНЦ (войдя). Здравствуйте!
ЧЕСТОЛЮБЕЦ. О, вот и почитатель явился! Входи, входи: расскажи, как от восхищения мною, ты чуть было не лишился дара человеческой речи.
ПРИНЦ. Да, да, конечно, у вас такая забавная шляпа.
ЧЕСТОЛЮБЕЦ. Это для того, чтобы раскланиваться. (И тут, поочередно, он стал хватать телефонные трубки…) Я занят, у меня важный дипломатический прием! Рост 190, характер – нордический… Мадам, любить меня даже я не могу запретить! Ты видел эти толпы почитателей возле окна?
ПРИНЦ. Нет.
ЧЕСТОЛЮБЕЦ. И вот так каждый день. (Вновь в телефонные трубки). Ширина плеч? – 120. Цвет глаз? – Не ставьте меня в затруднение! Язык мой беден: чтоб их описать! Ах, мадам, это опять вы? (Принцу). Мой юный друг, не стесняйся, дай волю чувствам, хлопай в ладоши, сильнее, сильней!
ПРИНЦ. Вот так?
ЧЕСТОЛЮБЕЦ. Да, только больше огня. (Хватает тетрадь, записывает). Бурные аплодисменты, переходящие в нескончаемые овации. Все встают…
ПРИНЦ. Хорошая шляпа, но когда вы ею машете, она работает, как метла.
ЧЕСТОЛЮБЕЦ. Ешь меня глазками, еще сильнее, сильней! Знаешь, что? Если на меня будут покушаться, я разрешаю тебе закрыть меня своей грудью. Ты достоин меня почитать!
ПРИНЦ. А как это – почитать?
ЧЕСТОЛЮБЕЦ. Почитать, значит признавать, что на этой планете я всех красивее, всех наряднее, всех богаче и всех умней.
ПРИНЦ. Конечно, ведь на вашей планете, кроме вас, никто не живет.
ЧЕСТОЛЮБЕЦ. Ай, это деталь! Похлопай в ладоши. Когда кого-то по-настоящему любишь, не стоит себя беречь! Так… Аплодисменты, бурные аплодисменты, нескончаемые овации, все встают…
ПРИНЦ. И уходят?
ЧЕСТОЛЮБЕЦ. Нет, остаются, чтобы нести меня на руках.
ПРИНЦ. Все, кроме меня… (Уходит…)
ЧЕСТОЛЮБЕЦ (в трубку). Основное качество? Скромность! Хорошо, мадам, кончайте с собой, но только напишите, что сделали это из-за меня! Слесаря? Да, вызывал. Когда в конце концов у меня будет работать сливной бачок?

Музыка, затемнение, свет.
Планета пьяницы. Дюжина ящиков из овощного магазина, заменяющих бедняге стулья и стол, армия бутылок. Входит Маленький Принц.

ПЬЯНИЦА. Стыдно, ох, как стыдно! (Пьет). За себя стыдно, а, особенно за других! (Пьет).
ПРИНЦ. Что выделаете?
ПЬЯНИЦА. Пью!
ПРИНЦ. А зачем?
ПЬЯНИЦА. Чтобы забыть.
ПРИНЦ. О чем забыть?
ПЬЯНИЦА. Хочу забыть, что мне совестно.
ПРИНЦ. Совестно отчего?
ПЬЯНИЦА. Оттого, что я пью! Ох-хо-хо! (Пьет). Видишь, до чего доводит человека вино? (Показывает портрет). Вот таким я был в те времена, когда не умел держать в руках штопор. Стыдоба-то какая, а?! (Пьет).
ПРИНЦ. Бросьте!
ПЬЯНИЦА. Что?
ПРИНЦ. Пить вино.
ПЬЯНИЦА. Нет, у меня принцип, я не бросаю уже начатого дела до конца. Дитя, помидор хочешь? А сельдерей?! Я ведь в детстве тоже кудрявым был… Зубов, ты не поверишь, тридцать две штуки, говорили: далеко пойдет! И пошел бы, если бы не стыд. Я по утрам кричу: «Эй, люди на соседних планетах, наводите на меня телескопы, смотрите, до чего человека доводит вино!»
ПРИНЦ. Тише, может они уже спят?
ПЬЯНИЦА. Да? А работать кто будет? Кто стыдиться будет за все, что происходит вокруг?! Детей сколько в мире голодных? Полей незасеянных? Сколько, этих, у, черт, забыл слово, тра-ге-дий вокруг?! Стыдно: стыдно и еще раз стыдно! (Пьет).
ПРИНЦ. Хватит, у вас нос и так уже красный!
ПЬЯНИЦА. Это от помидор. Ловишь его иной раз вилкой, ловишь, а поймать не можешь. А почему, собственно, для таких, как я, не вывести квадратные помидоры?! Теория Эйнштейна до сих пор относительна, льды на полюсе тают, литровую посуду нигде не берут! Почему нет колыбельных песен для алкоголиков? Почему бычки раньше жили в реке, а теперь в томате живут?!
Дите, куда ты? Останься… Может, кто третий придет… Ушел… Стыдно как, был гость и ушел! Отказался даже… На посошок. (Наливает последнюю рюмку, с трудом встает). Эй, люди, на всех планетах, давай по последней… Чокайтесь, чокайтесь, я уже…

Музыка, затемнение, свет.
Планета Делового Человека. Старинный арифмометр, напоминающий кассовый аппарат, нарукавники, графин с водой…
Треск, счет, звон арифмометра, дым.
Появляется Маленький Принц.

ПРИНЦ. Добрый день, ваша папироса погасла…
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Три да два – пять. Пять да семь – двенадцать. Двенадцать да три – пятнадцать. Добрый день! Пятнадцать да семь – двадцать два. Двадцать два да шесть – двадцать восемь! Некогда спичкой чиркнуть, воды попить. В графине вон шестой год лягушка живет. Двадцать шесть и пять – тридцать один. Уфф! Итого, стало быть, пятьсот один миллион шестьсот двадцать две тысячи семьсот тридцать один.
ПРИНЦ. Пятьсот миллионов чего?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. А? Ты еще здесь? Пятьсот миллионов… Уж не знаю чего… У меня столько работы! Я человек серьезный, мне не до болтовни! Два да пять – семь…
ПРИНЦ. Пятьсот миллионов чего?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Уже пятьдесят четыре года три месяца и пять дней я живу на этой планете и за все это время мне мешали только три раза. В первый раз, двадцать два года тому назад, ко мне залетел майский жук. Он поднял ужасный шум, и я тогда сделал четыре ошибки в сложении. Во второй раз, одиннадцать лет тому назад, у меня был приступ ревматизма. От сидячего образа жизни. Мне разгуливать некогда. Я человек серьезный. Третий раз… Вот он! Итак, стало быть, пятьсот миллионов…
ПРИНЦ. Чего?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Пятьсот миллионов этих, ну как их, маленьких штучек, которые иногда в воздухе видны?!
ПРИНЦ. А, вы про мух.
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Нет. Маленькие, блестящие, летают...
ПРИНЦ. Пчелы?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Да нет же, нет! Всякий лентяй как посмотрит на них, так и размечтается. А я человек серьезный. Мне мечтать некогда. (И тут деловой человек с таким усердием крутанул ручку арифмометра, что из него пошел дым).
ПРИНЦ. Понял, вы говорите про звезды!
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Про них, чтоб им пусто было, про них!
ПРИНЦ. Пятьсот миллионов звезд? И что же вы с ними делаете?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Пятьсот один миллион шестьсот двадцать две тысячи семьсот тридцать одна. Я человек серьезный, и я люблю точность.
ПРИНЦ. И что же вы с ними делаете?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Со звездами?
ПРИНЦ. Да.
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Ничего. Я ими владею!
ПРИНЦ. Понятно, вы король, но подданных у вас нет.
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Короли ничем не владеют. Они правят. Это совсем другое дело.
ПРИНЦ. А что дает вам владение звездами?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Богатство, которому нет цены.
ПРИНЦ. А для чего вам это богатство?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Для того, чтобы покупать новые звезды, если их кто-нибудь откроет.
ПРИНЦ (неожиданно). Скажите, а какие помидоры вам больше нравятся: круглые или квадратные?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Квадратные, что за вопрос! Они удобней при транспортировке. Площадь круга пи-эр-квадрат, а площадь квадрата (раскаленный арифмометр выдал новую порцию дыма).
ПРИНЦ. Спасибо, я все понял. Неясно только одно: как можно звезды считать своими: если они ничьи?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Вот-вот, были ничьи, а теперь –мои! Если ты найдешь алмаз, он твой? Если ты откроешь остров: он тоже твой?! Я владею звездами потому, что до меня никто не догадался ими завладеть. Эта звезда – моя, и эта, и эта…
ПРИНЦ. Что же вы с ними будете делать?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Владеть, считать, пересчитывать, давать им новые имена. Это непросто, но я человек серьезный!
ПРИНЦ. Вот у меня есть шелковый шарф. Я могу повязать его вокруг шеи и так, и так… Могу снять, а могу подарить… А вы, что можете сделать со звездами вы? Вы ведь не можете упрятать их все в мешок?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Нет, но зато могу положить их в банк!
ПРИНЦ. Как?!
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. А вот так: пишу на бумажке общее число звезд, кладу эту бумажку в сейф и запираю на ключ.
ПРИНЦ. И все?
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Все.
ПРИНЦ. А у меня есть цветок, и я каждое утро его поливаю. У меня есть три вулкана, и я прочищаю их каждый день. И моим вулканам, и моему цветку полезно, что я ими владею, а звездам от вас никакой пользы нет.
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. А я о своей пользе думаю. Почему это меня чужая польза должна занимать? Нет, я человек серьезный, деловой, мне время терять зря нечего… Жуки, понимаешь, мешают, болезни мешают, прохожие тоже суются в чужие дела… А, вот еще одна звездочка… Сюда ее, в сумку, о, черт, счетная машина перекалилась, ну ничего, я вручную, вручную. Один да один, один, ноль пишем, четыре в уме…
ПРИНЦ. Это хорошо, что у вас машинка перегорела.
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Чего ж тут хорошего?
ПРИНЦ. Пока на свете есть безымянные звезды – хочется жить.
ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК (вслед). Странный молодой человек!

У самолета.
Пилот и Маленький Принц, на время забыв игру в камешки, поют.

Ровно: по небу плывешь или плаваешь
В корыте
Все равно от жизни ждешь
Откровений и открытий.
Ловишь небо в телескоп или море,
Ловишь в сети,
Пока жив на этом свете
Все равно чего-то ждешь!
Безымянная звезда не стремится закатиться,
Эту истину всегда знают те,
Кому не спится.
Мир пропитан навсегда мудрецами
Всех столетий,
Только, все же, где-то светит
Безымянная звезда!
Все, казалось бы, конец, смерть наступит
На рассвете,
Жажда в горле, как свинец, и пески безмолвны
Эти.
Не взлетишь и не уйдешь, ноги слабы, будто плети,
Но пока живешь на свете
Все равно чего-то ждешь!
Безымянная звезда не стремится закатиться,
Эту истину всегда знают те,
Кому не спится.
Мир пропитан навсегда мудрецами
Всех столетий,
Только, все же, где-то светит,
Только нам с тобою светит
Безымянная звезда!

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

У самолета.
И вновь игра в камешки. Пилот по-мальчишески ловко работает черными от масла руками. Маленький Принц ревниво наблюдает со стороны.

ПРИНЦ. Стоп! Ты сжулил.
ПИЛОТ. Когда?!
ПРИНЦ. Только что! Ты сделал тройки и сразу же перескочил на пятерки. Сжулил!
ПИЛОТ (вспыхнув). Потрудитесь выбирать выражения, месье!

Отойдя, пилот занялся мотором. Маленький Принц крутится рядом, виновато разгребая песок носком башмака.

ПРИНЦ. Ну ладно, ладно… Давай переиграем.
ПИЛОТ. Кстати, где ты взял эти драгоценные камни?
ПРИНЦ. На моей планете. Из второго вулкана при извержении они вылетают, как конфетти.
ПИЛОТ. Постарайся сохранить этот факт в тайне, а иначе на твоей планете будет теснее, чем в парижском метро.
ПРИНЦ (протягивая мизинец). Хорошо… Только давай помиримся и доиграем.

Эскадрилья 2/33
Гул моторов.

1-й. Равняйсь, смирно! Задание прежнее. Вот этот крест ждет того, кто с удачей вернется на аэродром. По машинам! Всем экипажам – взлет!

Музыка, затемнение, свет.

Маленькая планета фонарщика.
Полосатый столб, на нем фонарь.

ПРИНЦ (входя). Доброе утро!
ФОНАРЩИК (погасив фонарь). Добрый день!
ПРИНЦ. Почему вы погасили фонарь?
ФОНАРЩИК. Такой уговор. (зажигает фонарь). Добрый вечер!
ПРИНЦ. А что это за уговор?
ФОНАРЩИК. Гасить фонарь. (вновь зажигает огонь).
ПРИНЦ. Но вы же его опять только что зажгли!
ФОНАРЩИК (со вздохом). Такой уговор.
ПРИНЦ. Не понимаю.
ФОНАРЩИК. И понимать нечего. Уговор есть уговор. Ночью фонарь должен гореть, а днем нет. (Гасит фонарь). Доброе утро!
ПРИНЦ. Извините, конечно, но мне кажется, что в такой работе немного смысла…
ФОНАРЩИК (продолжая работу). Ну почему же немного? Его нет совсем! Но когда-то он был. Я гасил фонарь по утрам, а вечером его вновь зажигал. У меня оставался еще день, чтобы отдохнуть, и ночь, чтобы выспаться…
ПРИНЦ. А потом уговор переменился?
ФОНАРЩИК. К сожалению, нет. Но моя планета год от году вращается все быстрее, а уговор остается прежний.
ПРИНЦ. И как же теперь?
ФОНАРЩИК. А вот так (Зажигает и вновь гасит фонарь). Планета делает полный оборот за  минуту и у меня нет ни секунды передышки. (Манипуляции с фонарем). Добрый день, добрый вечер, доброе утро!
ПРИНЦ. Забавно. Значит день у вас длится всего минуту?
ФОНАРЩИК. Ничего забавного нет. Мы с тобой разговариваем целый месяц.
ПРИНЦ. Месяц?!
ФОНАРЩИК (Работал с фонарем). Месяц и один день. Добрый вечер!!!
ПРИНЦ. Если обстоятельства переменились, о договоре можно бы и забыть.
ФОНАРЩИК. Нет. Обстоятельства могут меняться ежесекундно, но данное слово должно быть твердым всегда. Доброе утро, добрый день, добрый вечер! (Протирая фонарное стекло). Оставайся, мне будет легче, ведь я буду знать, что кому-то нужен огонь моего фонаря.
ПРИНЦ. С удовольствием бы. Но ваша планета так мала, на ней негде вытянуть ноги. А по ночам, честно признаюсь, негде спать.
ФОНАРЩИК. Тогда плохи мои дела.
ПРИНЦ. До свидания.
ФОНАРЩИК. До новой встречи.
ПРИНЦ (уходя). И обязательно, слышите, обязательно, вовремя зажигайте ваш фонарь. Он мне очень нужен. По его свету я найду дорогу домой.
Принц и Фонарщик расходятся. Фонарь гаснет, а потом вспыхивает вновь.

Эскадрилья 2/33

2-й. Почему не потушен фонарь на посадочной полосе?
3-й. Таков приказ командира. На аэродром не вернулся один самолет.
2-й. Прошло столько времени… вряд ли…
3-й (перебивая). Доброе дело больше всего на свете нужно тому, кто его творит.
2-й. Вы так считаете?
3-й (захлопнув книгу). Так считает писатель Антуан де Сент-Экзюпери!

У самолета.

ПРИНЦ (продолжая рассказ). Наверное, и Король, и Честолюбец, и Пьяница, и Делец презирали бы этого человека, но я бы смог с ним подружиться, хоть он и смешон.
ПИЛОТ. Я знаю, чем тебе приглянулась его планета…
ПРИНЦ. Чем?
ПИЛОТ. Тем, что на ней за наши обычные двадцать четыре часа можно любоваться закатом тысячу четыреста сорок раз!

Эскадрилья 2/33
Из комнаты в накинутой на плечи шинели выходит 3-й летчик. Подойдя к посадочному огню, он долго вслушивается в небо, открыв книгу, негромко читает.

3-й. Шестая планета была в десять раз больше предыдущей. На ней жил старик, который писал толстенные книги.

Музыка.

ПРИНЦ (у костра). Шестая планета была в десять раз больше предыдущей. На ней жил старик, который писал толстенные книги…

Музыка, затемнение, свет.
Планета Географа… Карты, карты… и среди них, вот уж странно, карта Европы времен Второй Мировой войны.

ГЕОГРАФ (заметив появление Маленького Принца). Смотрите-ка! Вот и путешественник к нам явился! Откуда ты?
ПРИНЦ. Я со своей звезды. А что вы здесь делаете? Тоже путешествуете?
ГЕОГРАФ. Нет, нет, ни в коем случае… Я – географ!
ПРИНЦ. А что такое географ?
ГЕОГРАФ. Это ученый, который знает, где находятся моря, реки, города, горы и пустыни.
ПРИНЦ. Как интересно! Вот это -  настоящее дело!
ГЕОГРАФ (польщенно). Иной оценки я и не ожидал!
ПРИНЦ (оглядываясь). Красивая планета! А океаны у вас где?
ГЕОГРАФ. Оке… Что?
ПРИНЦ. Океаны.
ГЕОГРАФ (листает справочник). Океаны… океаны… океаны… Этого я не знаю.
ПРИНЦ. А горы?
ГЕОГРАФ. Горы, горы, горы… И этого я не знаю.
ПРИНЦ. Но ведь вы географ?! Вот здесь написано «гео» - это земля, а «графия» - описание.
ГЕОГРАФ. Вот именно. Я географ, а не путешественник. Географ слишком важное лицо, чтобы мотаться со звезды на звезду. Для этого есть путешественники.
ПРИНЦ. Путе… кто?
ГЕОГРАФ. Путешественники. Это сложное слово, состоящее из двух простых! Путь и шествие. Вот ты шествуешь, шествуешь и пришествуешь, а я как географ все твои наблюдения запишу. А потом проверю твои рассказы, наведу справки…
ПРИНЦ. А зачем?
ГЕОГРАФ. Да ведь если путешественник станет врать, в учебниках географии все перепутается. Бывают такие бредни… Вот: (открывает книгу, зачитывает) «Чукча сел под баобаб и с аппетитом съел кокосовый орех!» Врали-путешественники – страшное дело, но пьяницы еще страшней.
ПРИНЦ. А почему?
ГЕОГРАФ. Потому что у пьяниц двоится в глазах. И там, где на самом деле гора, он на карте пометит две.
ПРИНЦ. Да, есть у меня такой знакомый. Из него бы вышел плохой путешественник…

Неожиданное явление: Пьяница в трусах, валенках и шарфе на шее. В руках у него две авоськи с пустой посудой.

ПЬЯНИЦА (проходя мимо). Стыдно, стыдно, ох, как стыдно!
ГЕОГРАФ (глядя вслед Пьянице). Очень важно, чтобы путешественник был порядочным человеком. Так вот, если путешественник окажется таковым, его открытие проверяют.
ПРИНЦ. Как проверяют? Идут и смотрят?
ГЕОГРАФ. Ну, нет. Это слишком сложно. Просто требуют, чтобы путешественник представил доказательства. Например, если он открыл большую гору, пускай принесет с нее большие камни. (Спохватившись). Но ты ведь и сам путешественник! Ты явился издалека! Расскажи мне о своей планете!
ПРИНЦ. Значит так… Маленькая, три вулкана… Два действуют, а один потух…
ГЕОГРАФ (Записывает). Один потух…
ПРИНЦ. Да, забыл про главное: у меня есть цветок!
ГЕОГРАФ. Цветы мы не отмечаем!
ПРИНЦ. Почему?!
ГЕОГРАФ. Потому, цветы эфемерны.
ПРИНЦ. Эфемерны?
ГЕОГРАФ. Да. Это иностранное слово. Я и сам с трудом выговаривал его года два. Мы, географы, пишем лишь о вещах вечных и неизменных. О тех, которые никогда не устаревают. Ведь это очень редкий случай – чтобы гора сдвинулась с места. Или чтобы океан пересох.
ПРИНЦ. Так что же значит ваше иностранное слово?
ГЕОГРАФ. Эфемерный – это тот, который должен скоро исчезнуть.
ПРИНЦ. Мой цветок должен скоро исчезнуть?!
ГЕОГРАФ. Разумеется.
ПРИНЦ (с грустью). Спасибо, мне пора в путь.
ГЕОГРАФ. Куда ты? Повремени!
ПРИНЦ. Не могу. Тому, кто решил стать путешественником, нужно шествовать по своему пути.
ГЕОГРАФ. Посети планету Земля. У нее неплохая репутация.
ПРИНЦ. Спасибо. Вот вам маленький камешек на память. Доказательство того, что мои вулканы не эфемерны.
ГЕОГРАФ (разглядывая камень в большое увеличительное стекло). Сапфир величиной с голубиное яйцо. Значит, на твоей планете водятся голуби? Ой, нет, что я? Водятся драгоценные камни! Вернись, куда же ты? Ушел… Ну ничего, запишу в книгу его рассказы карандашом. А потом, если все подтвердится, перепишу чернилами. География это не история и ее нельзя переписывать по нескольку раз.

У самолета.

ПРИНЦ. И тогда я полетел на Землю. Прилетел  и удивился: ни людей, ни зверей, ни цветов! Пески да пески, необитаемая планета!
ПИЛОТ. Конечно, конечно. Если не считать сто одиннадцать королей, в том числе негритянских, семь тысяч географов, девятьсот тысяч дельцов, семь с половиной миллионов пьяниц, триста одиннадцать миллионов честолюбцев, итого около двух миллиардов взрослых людей. Ты знаешь, сколько здесь было фонарщиков до того, как было изобретено электричество? Четыреста шестьдесят две тысячи пятьсот одиннадцать человек!
ПРИНЦ. Я и не знал, что людей на Земле так много. Теперь я понял, почему они постоянно воюют друг с другом, - это от тесноты?
ПИЛОТ. Нет, малыш. Люди на Земле занимают не так уж и много места… Если бы два миллиарда ее жителей сошлись и стали бы сплошной толпой как на митинге, все они без труда уместились бы на пространстве размером двадцать миль в длину и двадцать в ширину. Все человечество можно было бы поселить на маленьком островке в Тихом океане.
ПРИНЦ. Теперь я понял, почему так долго мне не попадалась навстречу ни одна живая душа…
ПИЛОТ. Я был первым?
ПРИНЦ. Нет, она…
ПИЛОТ. Кто?
ПРИНЦ. Змея.

Музыка. Лунный свет.

ПРИНЦ. Тишина… Даже некому сказать: «Добрый вечер». Вот и верь после этого географам… Ой, кто это?
ЗМЕЯ. Я.
ПРИНЦ. Добрый вечер!
ЗМЕЯ. Добрый вечер!
ПРИНЦ. На какую это планету я попал?
ЗМЕЯ. На Землю. В Африку.
ПРИНЦ. Вот как. А разве на Земле нет людей?
ЗМЕЯ. Это пустыня. В пустынях никто не живет. Но Земля большая.
ПРИНЦ (глядя в небо). Хотел бы я знать, зачем светят звезды. Наверное затем, чтоб каждый рано или поздно мог отыскать свою. Смотри, вон моя планета – как раз над нами… Но как до нее далеко!
ЗМЕЯ. Красивая планета. А что ты будешь делать здесь на Земле?
ПРИНЦ. Я поссорился со своим цветком.
ЗМЕЯ. А, вот оно что…
ПРИНЦ (после паузы). А где же люди? В пустыне все-таки одиноко.
ЗМЕЯ. Среди людей тоже одиноко.
ПРИНЦ. Странное ты существо… Не толще пальца…
ЗМЕЯ. Но могущества у меня больше, чем у короля.
ПРИНЦ. Так ли? Ведь ты даже путешествовать не можешь, у тебя нет лап.
ЗМЕЯ. Я могу унести тебя дальше, чем людей корабль. (Поглаживая Принца черными, как плети, руками). Всякого, кого я коснусь, я возвращаю земле, из которой он вышел… Но ты чист и явился со звезды. Мне жаль тебя. Ты так слаб на этой земле, жесткой, как гранит. Но в тот день, когда ты пожалеешь о своей покинутой планете, я сумею тебе помочь. Я могу…
ПРИНЦ. Ты говоришь загадками…
ЗМЕЯ. Я решаю все загадки… Если я тебе понадоблюсь, позови…

У самолета.
ПИЛОТ. Да, змеи, создания не из приятных… Иной раз и не знаешь, с какой стороны они к тебе подползут…

Гул… С гримасой неудовольствия прислушивается Пилот к этому звуку, а потом вдруг запускает по небу камнем.

ПРИНЦ. Кто это?
ПИЛОТ. Фокке-Вульф. И два пулемета, скорость более восьмисот!
ПРИНЦ. Вы ссоритесь, как мальчишки, а встретились бы, поговорили, возможно, все бы и обошлось.
ПИЛОТ. Нет. Вблизи они еще противней. От одного вида их рож и звука их музыки у меня начинается морская болезнь.

Бравурный марш. Прием в одном из берлинских кафе в честь графа Антуана де Сент-Экзюпери. Представители люфтваффе в нарукавных повязках встречают Сент-Экса в дверях.

1-й. Хайль Гитлер!
2-й. Хайль1
1-й. Господин граф, Германия национал-социализма рада приветствовать в вашем лице одного из лучших летчиков Франции, пионера сверхдальних перелетов, покорителя Южной Атлантики и африканских широт. Наше Министерство авиации чтит вас как писателя, певца неба и изобретателя, чей практический вклад в дело усовершенствования авиации трудно переоценить.
Добро пожаловать, говорим мы вам! К вашим услугам школа фюреров, авиационные заводы, лаборатории для практических работ. Учитывая ваши высочайшие заслуги перед цивилизованным миром и авиацией, сам Геринг готов оказать вам личный прием.
ПИЛОТ. Нет, господа, дела торопят, ночным поездом я выезжаю в Париж.
2-й. Порядок передвижений уже утвержден Министерством… Школа командного состава, заводы, люфтваффе, и, в конце концов, высочайший прием!
ПИЛОТ (жестко). В мире, где воцарился Гитлер, для меня места нет!

У самолета.
Гул. Маленький Принц, достав из складок плаща камень, запускает им в небо.

ПРИНЦ. Бабах!
ПИЛОТ. Принц, что вы делаете? Это же французский «П-38» из моей родной разведгруппы 2/33.
ПРИНЦ. Ну, надо же предупреждать!
ПИЛОТ. Утром я  пойду на разведку. Вода почти уже кончилась, а война еще нет. Знаешь, как у нас говорят? Если горит лес в Провансе, не надейся, что пламя обойдет твой дом стороной.

Занятые думами Пилот и Принц еще несколько мгновений молча сидят у костра.
Из-за бархана высовывается голова Лиса. Весь он – доброжелательность и любопытство, и лишь врожденная осторожность удерживает его от желания обнаружить себя.
Затемнение.

У самолета.
Утро нового дня. Пилот, как он и обещал, отправился на разведку, а принц, ему скучно, мастерит и пускает бумажных голубей. Появляется Лис. Он пришел на свидание и потому в руках у него букет роз. Оставив розы, Лис прячется за бархан.

ПРИНЦ. Что это? Розы! И так много… А моя красавица говорит, что она одна во Вселенной. Откуда вы, розы?
ЛИС (из укрытия). Из заброшенного сада, того, что за виноградником. Их там тысяча штук.
ПРИНЦ. Ну вот, а я вообразил, что владею единственной розой на свете. Только всего у меня и было, что обычная роза, да три вулкана, ростом мне по колено, и то один из них потух и, может, навсегда… Какой же я после этого принц?

Принц лег у костра и загрустил.

ЛИС (появившись). Здравствуй!
ПРИНЦ (оглядываясь). Здравствуй!
ЛИС. Я здесь, за барханом.
ПРИНЦ. Кто ты? Какой ты красивый!
ЛИС. Я Лис.
ПРИНЦ. Поиграй со мной, мне так грустно.
ЛИС. Не могу я с тобой играть. Я не приручен.
ПРИНЦ. Ах, извини… А как это – приручить?
ЛИС. А… Ты нездешний. Что ты здесь ищешь?
ПРИНЦ. Себя ищу. А как это – приручить?!
ЛИС. У людей есть ружья и они ходят на охоту. Это очень неудобно. И еще они разводят кур. Только этим они и хороши. Ты ищешь кур?!
ПРИНЦ. Нет, я ищу друзей. А как это – приручить?
ЛИС. Ах, это давно забытое понятие. Оно означает – создать узы.
ПРИНЦ. Узы?
ЛИС. Вот именно. Ты для меня пока лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. Я для тебя всего лишь Лис, как сотни других лисов в этой пустыне. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты станешь для меня единственным в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете…
ПРИНЦ. Я начинаю понимать… Была одна роза… наверное, она меня приручила.
ЛИС. Очень возможно. На Земле чего только не бывает.
ПРИНЦ. Это было не на Земле.
ЛИС (удивленно). На другой планете?! Вот жизнь. А у меня жизнь скучная: охочусь за курами, а люди охотятся за мной. Все куры одинаковые, и люди все одинаковы. И живется мне скучновато. Но если ты меня приручишь, моя жизнь словно солнцем озарится. Твои шаги я стану различать среди тысяч других. Заслышав людские шаги, я всегда убегаю и прячусь. Но твоя походка позовет меня, точно музыка, и я выйду из своего убежища. Я ведь тоже повидал мир. Видел не только колючки, но и поля, на которых зреет пшеница. Но я не ем хлеба, колосья мне не нужны. Пшеничные поля ни о чем не говорят. И это грустно! Но у тебя золотые волосы. И как чудесно будет, когда ты меня приручишь! Золотая пшеница будет напоминать мне тебя. И я полюблю шелест колосьев на ветру. Пожалуйста… приручи меня!
ПРИНЦ. Я бы рад, но у меня так мало времени. А мне бы хотелось узнать разные вещи.
ЛИС. Узнать можно только те вещи, которые приручишь. У людей не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где бы торговали друзьями, и потому люди не имеют друзей. Если хочешь, чтобы у тебя был друг – приручи меня…

Уж и не зная, чем еще подкрепить и без того ясную мысль, взял Лис гитару Пилота и неожиданно запел:

Торгуют курами с восьми и до восьми,
Вином, зерном и сливами «ткемали»,
И только нет на свете,
Черт возьми,
Торговой лавки, где бы дружбой
Торговали!

Не купишь дружбу за пятак,
Она не продается,
А как? Да так, за просто так?
За просто так дается!

Вот как? Да так. За просто так?
За просто так дается!

Увы, увы, таков закон земли:
Как тут не рвись, не выскочишь
Из круга…
Враги приходят сами, черт возьми,
А мы, пока мы живы,
Ищем друга…

Не купишь дружбу за пятак,
Она не продается,
А как? Да так, за просто так?
За просто так дается!

Вот как? Да так. За просто так?
За просто так дается!

Хочешь, чтобы у тебя был еще один друг?
         ПРИНЦ. Да.
ЛИС. Тогда приручи меня.
ПРИНЦ. А что для этого нужно делать?
ЛИС. Запастись терпением. Сперва сядь вон там, поодаль, на песок – вот так. Я буду на тебя искоса поглядывать, а ты молчи. Слова только мешают понимать друг друга. Но с каждым днем садись немножко ближе…
ПРИНЦ. Хорошо.
ЛИС. И главное: приходи всегда в один и тот же час. Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трех почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливее. В четыре часа я уже начну волноваться и тревожиться. Я узнаю цену счастья! А если всякий раз ты будешь приходить в другое время, я не смогу подготовить к встрече свое сердце. Нужно соблюдать обряды.
ПРИНЦ.  А что такое обряды?
ЛИС. Это тоже нечто давно забытое. Вот, например, у моих охотников есть такой обряд: по четвергам они танцуют с деревенскими девушками. И какой же это чудесный день – четверг! Я отправляюсь на прогулку и дохожу до самого виноградника. А если бы охотники танцевали, когда придется, все дни были бы одинаковы и я никогда не знал бы отдыха…

Игра. Маленький Принц и Лис, наблюдая друг за другом, пересаживаются с место на место. Еще миг – и оба они уже рядом.

Ну, вот ты и приручил меня… И теперь мы долго будем дружить.
ПРИНЦ. Долго не получится… когда вернется Пилот, я, быть может, тоже улечу отсюда далеко-далеко.
ЛИС. Нет, так нельзя, я буду плакать.
ПРИНЦ. Ты сам виноват. Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно. Ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил.
ЛИС. Да, конечно…
ПРИНЦ. Но ты плачешь, значит тебе плохо?
ЛИС. Нет, мне хорошо. Вспомни, что я говорил про золотые колосья. Поди взгляни еще раз на розы и ты поймешь, что твоя роза – единственная в мире. А когда вернешься, чтобы проститься со мной, я открою тебе один секрет. Это будет тебе мой подарок.
ПРИНЦ (взяв в руки букет). Вы ничуть не похожи на мою розу. Вы еще ничто. Никто вас не приручил и вы никого не приручили. Таким прежде был мой Лис. Он ничем не отличался от тысяч других. Но я с ним подружился, и теперь он – мой единственный в целом свете. И роза, та, что осталась на моей маленькой планете… Одна в целом свете… Она – моя!

Оставив букет, Принц вернулся к Лису.

Прощай.
         ЛИС. Прощай. Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.
         ПРИНЦ. Самого главного глазами не увидишь.
         ЛИС. Твоя роза дорога тебе, потому что ты отдал ей свою душу.
ПРИНЦ. Потому что я отдал ей свою душу…
ЛИС. Люди забыли эту истину, но ты не забывай: ты всегда в ответе за тех, кого приручил. Ты в ответе за твою розу…

Лис исчезает. Маленький Принц с любовью и нежностью смотрит ему вослед.
Из-за бархана подает голос Змея.

ЗМЕЯ. Ну что, Принц, ты решился? Смотри, твоя планета зависла над головой!
ПРИНЦ (вздрогнув). Мне будет больно?
ЗМЕЯ. Нет… Яд мой подобен молнии, он сжигает, но не заставляет страдать. Твоя роза ждет тебя… Неужто ты не слышишь ее мольбы?!
ПРИНЦ. Хорошо, только не сегодня… У меня здесь тоже есть друг, и я не хотел бы в трудный час оставлять его одного.
ЗМЕЯ. Решай, делай выбор, но помни: звезды не могут ждать!

И так же незаметно, как появилась, Змея растворилась в барханах.
Из песков, серый от пыли и соли, опираясь на посох, выходит Пилот.

ПИЛОТ. На десять миль вокруг ни кустика, ни жилья! Сил нет, вода на исходе, на спасенье одна надежда: вот этот вот самолет!
ПРИНЦ. Ты починишь его и улетишь?!
ПИЛОТ. Если бы… Но выхода нет. Что-то одно из этой груды утиля придется делать: либо склеп, либо самолет!
ПРИНЦ. А как же я?! Ведь ты за меня в ответе… Ты меня… приручил. Мы все в ответе за тех, кого приручили! Верно же? Да?!
ПИЛОТ (пораженный). Да… Ты сам до этого додумался, малыш?
ПРИНЦ. Нет, вместе с другом. Он приходил сюда… Его зовут Лис. (Поет).

Увы, увы, таков закон земли:
Как тут не рвись, не выскочишь
Из круга…
Враги приходят сами, черт возьми,
А мы, пока мы живы,
Ищем друга…

Не купишь дружбу за пятак,
Она не продается,
А как? Да так, за просто так?
За просто так дается!

Эскадрилья 2/33

1-й. В полдень термометр показывал пятьдесят, несколько техников из аэродромной команды, подвешивая раскаленные бомбы, получили ожоги…
3-й. На «П-38» запас питьевой воды минимальный. При самом скромном режиме можно продержаться не более трех дней.
1-й. Наши машины будут в небе еще двенадцать часов!

Гул моторов. Самолеты поиска продолжают свой труд.

1-й. Курс?
2-й. 176!
1-й. Характер полета?
3-й. Бреющий, без прикрытия.
1-й. Цель?
4-й. Поиски самолета, не вернувшегося на аэродром.

У самолета.

ПИЛОТ (бросая ком промасленной пакли). Все, малыш! Я продул жиклеры, срастил перебитые тросы, залатал крылья, пустил на это остатки летных штанов. Теперь нужна лишь отвага, небольшая площадка для взлета, да команда, которой этот почтовый конь ждет-не дождется… А звучит она так: «От винта!»
ПРИНЦ. От винта… Это похоже на заклинание. Неужели ты так спешишь?
ПИЛОТ (виновато). Война. Мои товарищи, черт возьми, уже мчатся в последнюю, штыковую, а я ползаю по песку, как по дну окопа, и винтовку ищу. Да и потом эти письма… Я уже говорил тебе, как их ждут. И вот это письмо, и это, и это.
ПРИНЦ. Ты знаешь? Значит, ты их читал?!
ПИЛОТ. Солдатские письма – это те же морские раковины: приставь их к уху и тотчас услышишь все.

Маленький Принц берет из мешка горсть конвертов и поочередно прикладывает их к уху.
Звучат хриплые, уставшие от войны, голоса.

…Брат мой, ты пишешь, что библиотеку, в которой мы с тобой провели столько счастливых минут, фашисты сожгли… Поступив так, они подписали себе приговор: тем, кто сжигает книги, на Земле места нет!
…Любимая, я знаю, что немцы еще в Париже и мое письмо пройдет через десятки верных рук прежде, чем попадет к тебе. Ну, ничего, теперь уже встречи не так долго ждать. Слышишь запах паленого? Это мы вместе с русскими даем прикурить бошам с разных сторон.
…Катрин, девочка моя! Мне написали, что у тебя уже режутся зубки… Это чудесно. Здесь в госпитале мне дают шоколад, но я не ем его и прячу в мешок…
…Курица двести франков?! Я после этого они утверждают, что их Адольф вегетарианец?! Нет, говорю я, он – людоед!
…Моя жена Сузи и сын трех лет отроду при эвакуации отстали от поезда вблизи вашего городка. Очень прошу…

Пилот достает из кармана затертый, почти уже черный от машинного масла конверт. Звучит последнее письмо Сент-Экса, когда оно придет к адресату, его уже не будет в живых…

…Я так хотел бы, чтобы до вас дошло это письмо. Я беспокоюсь за вас, моя старушка мама. Горюю, что так долго всех вас не видел. Когда, наконец, станет возможным сказать тем, кого любишь, что ты их любишь?!
Мамочка, поцелуйте меня, как я вас целую от всей души.

Пилот опускает письмо в общий мешок.

ПРИНЦ. Да, ты прав, надо спешить.
ПИЛОТ. Иначе жажда сделает свое дело и я не смогу взлететь.
ПРИНЦ. Еще есть несколько капель.

Открыв флягу, Маленький Принц подставляет кружку, но в нее медленной струйкой стекает песок.

ПИЛОТ (с трудом поднимаясь). Встал, прибери планету. Кстати, Принц, об этом правиле ты мне уже говорил… (Носит груз к самолету). Посылки, инструмент… Приборы для фоторазведки…
ПРИНЦ. (подхватываясь). Письма… И еще разные мелочи, должно быть, они вывалились из вещмешка.
ПИЛОТ. О, нет, это не мелочи! Совсем не мелочи. Это память о погибших друзьях. Трубка, она досталась мен после того, как разбился мой друг Мармоз, бритва и помазок – капитан Ошеде, авария при посадке… Зеркало – малыш Картини. Он был талантлив, как Поль Верлен, жаль, эти сволочи сбили его еще до того, как он начал писать…
ПРИНЦ. А кольцо?
ПИЛОТ. Какое?
ПРИНЦ. Большое. Прикрепленное к камню. (Разгребает песок).
ПИЛОТ. Это не камень, а чаша… Из такой бедуины поят верблюдов уже много веков подряд. Малыш, считай, что ты подарил мне жизнь.
ПРИНЦ. Я?
ПИЛОТ. Да, ты! Колодец у нас под ногами! Мы богачи, у нас есть вода! (Яростно роет песок). Что это, ворот и обрыв удочки?! Будем логичны, если ты слышишь лай, а потом чувствуешь, что тебя укусили, значит, собака у тебя под ногами. (Роет песок).
ПРИНЦ. Где?
ПИЛОТ. Вот здесь. В этом месте песок влажнее всего.

Пилот и Маленький Принц, забыв об усталости, увлеченно роют песок.
Гул самолетов. Пилоты эскадрильи 2/33, не теряя надежды, утюжат облака.
У самолета.
Горы влажного песка. Вода близко. В предвкушенье удачи Пилот и Маленький Принц суетятся у основанья колодца. Один перемазан глиной, у другого корона, будто панама, болтается за спиной.

Пускай слегка поскрипывает ворот,
Мы из песка
С тобой построим город.
Но для чего подобные старания?
Чтоб отмывали вдруг воспоминания.
Чтоб кошки в окошке зевали,
Старушки ватрушки
Пекли,
Чтоб злые не злились, а ждущие ждали
И в доме тепло берегли.
Чтоб злые не злились, а ждущие ждали
И в доме тепло берегли.
Копай, пока песок не станет влажным.
Внутри песка – спасение
От жажды.
Но для чего от жажды нам спасаться?!
А для того, чтоб жизнью наслаждаться!
Чтоб кошки в окошке зевали,
Старушки ватрушки
Пекли,
Чтоб злые не злились, а ждущие ждали
И в доме тепло берегли.
Чтоб злые не злились, а ждущие ждали
И в доме тепло берегли.

ПИЛОТ. Тсс! Принц, вы узнаете этот неповторимый звук? Это голос ручья на вашей планете, бульканье водостока в моем деревенском доме, таинственный шорох оленя, пришедшего ночью на водопой.
Что нам дорого в песне колодца, кроме эха, скрипа ворот и звона натянутой цепи? Серебряный звон капель, падающих с высоты!
ПРИНЦ. Вода!
ПИЛОТ. Ваше сиятельство, вы открыватель колодца и первый глоток по праву принадлежит вам.
ПРИНЦ (сделав глоток). Теперь ты!
ПИЛОТ. Нет, нет, не так просто… Это песка в пустыне много, а вода  - праздник и требует ритуала. Ты бедуин, царь бедуинов, а я твой гордый верблюд!
ПРИНЦ (принимая игру). Я бедуин, а ты – мой верный верблюд! (Выливая воду в каменную чашу). Пей!

Пилот на четвереньках, подражая верблюду, пьет. Потом его примеру следует Принц, потом они, набрав в рот воды, гоняются друг за другом, потом они, обессилевшие, с хохотом валятся на песок.

ПРИНЦ (вдруг). Дай мне слово, что ты никогда не станет взрослым!
ПИЛОТ. Даю!

Маленький Принц достает из складок своего плаща свирель и подносит ее к губам.
Музыка, сполохи ночного костра. Две женские фигуры, большая и маленькая, вызванные к жизни воображением Пилота и Принца, возникают на качелях в разных концах сцены.

…Тонио! Мне сообщили, что ты пропал без вести… В эскадрильи тревога, но у меня в сердце надежды больше, чем у всех остальных. Это я ждала и дождалась тебя из госпиталя после аварии в бухте Сен-Рафаэля. А авария в Ливийской пустыне. А потом в Гватемале. И всегда ты находил в себе силы возвращаться живым. Надеюсь, и на этот раз. Вернись, не обмани моей веры. Любящая тебя Консуэла.
…Прости меня и постарайся быть счастливым… Ведь я люблю тебя, и моя вина. Что ты этого не знал… Нет, нет, то, что ты видишь, это не слезы… Это роса. Ведь я всего лишь цветок.

ПРИНЦ (заглядывая в колодец). Волшебная… она родилась от света звезд, скрипа ворота и усилья твоих добрых рук.
ПИЛОТ. Когда я был маленький, так светились для меня рождественские подарки: сияньем свеч на елке, пением органа в час полночной мессы, ласковыми улыбками близких.
ПРИНЦ. На твоей планете так много грустных людей. Все чего-то ищут, ищут и не находят…
ПИЛОТ (соглашаясь). И не находят…
ПРИНЦ. А ведь то, чего они ищут, можно найти в одной –единственной розе, в глотке воды…
ПИЛОТ. Да, конечно.
ПРИНЦ. Но глаза слепы. Искать нужно сердцем. Ты должен сдержать свое слово.
ПИЛОТ. Какое?
ПРИНЦ. Помнишь, ты обещал… Поводок для моего барашка… Я ведь в ответе за тот цветок.
ПИЛОТ (достав из планшетки листок). Вот.
ПРИНЦ. Баобабы у тебя похожи на капусту… Ну, ничего, дети поймут.
ПИЛОТ. Ты что-то задумал и не говоришь мне?
ПРИНЦ. Сегодня ночью исполняется год, как я путешествую по Земле. Моя звезда стоит как раз над тем местом, где я упал год назад. И змея где-то рядом… Я слышу ее шуршание в волнах песка.
ПИЛОТ. Это сон, дурной сон…
ПРИНЦ. Самое главное – это то, чего не увидишь глазами.
ПИЛОТ. Да, да, конечно…
ПРИНЦ. Это как с водой. Она – музыка, и это все из-за ворота и веревки. Моя звезда очень маленькая, и я не могу тебе ее показать. И ты полюбишь смотреть на звезды. Все они станут твоими друзьями. И потом я тебе кое-что подарю. (Смеется).
ПИЛОТ. Ах, малыш, как я люблю, когда ты смеешься!
ПРИНЦ. Вот это и есть мой подарок. У каждого человека свои звезды. Одни- тем, кто странствует, - они указывают путь. Для других они просто маленькие огоньки. Для ученых – задачка, которую нужно решить, а для моего дельца – золото. Для всех этих людей звезды – немые. А у тебя будут особенные звезды…
ПИЛОТ. Какие?
ПРИНЦ. Звезды, которые умеют смеяться. Как будто вместо звезд я подарил тебе целую кучу смеющихся бубенцов.


Комментариев нет:

Отправка комментария